August 12th, 2006

(no subject)

Итак, наш любвиобильный к евреям писатель Гордер опубликовал хронику в которой признался в любви к евреям и также пожелал дня когда государство Израиль прекратит существование. После последующего бурного дебата, в котором он был обвинен в антисемитизме и также признан Героем Дня левыми, Гордер гордо удалился из общественного света, закрыв дебат словами "мне больше нечего сказать" и еще раз подтвердив, что он не жалеет что начал дебат и придерживается своего мнения что у Израиля нет права на существования.

Однако не так просто покинуть дебат, который он начал сам. Одно дело критиковать Израиль, другое дело насмехаться над религиозными текстами (напомню Гордер описал Десять Заповедей как "смешные доски", в весьма сатирическом стиле описывал "око за око", раскритиковал в пух и прах понятие "избранного народа", противопоставил иудаизм христианскому гуманизму и описал иудаизм как основу конфликта на Ближнем Востоке), тут уж на поле дебата вступили христианские религиозные лидеры, ибо смеяться над еврейскими религиозными текстами это смеяться над христианскими религиозными текстами. Мало того, виднейшие немецкие писатели и издатели (а Гордер издается больше всего в Германии) назвали хронику как "чистый антисемитизм". Еще раз хочу обратить внимание, резкая критика манифеста Гордера прежде всего в его осмеянии еврейских религиозных текстов - именно это считается общественными мнением признаком антисемитизма.

Сегодня крупнейшие датские газеты (весьма критичные к политике Израиля) выступили с сильнейшей критикой манифеста Гордера. "Критиковать Израиль нужно но этот манифест глупейшая глупость", - звучит голос Politiken, одной из самых солидных газет Дании.

Голос критиков заставил Гордера снова выступить с новой хроникой, тут перевод на английский, в которой он разъясняет каждое предложение своего нашумевшего манифеста и что он собственно хотел сказать. Он, естественно, за государство Израиль, и он совсем не хочет его уничтожения. Да, он еще очень любит евреев.

Сегодняшней хронике предшествовали жалобы писателя Гордера, что он загнан в угол, ему угрожают, и что он чувствует себя как еврей в Освенциме. На что Харальд Стангелле, политический редактор Афтенпостен заметил, что во-первых дебат был начат им самим и что это аморально сравнивать чувства евреев в Освенциме с чувствами восприятия резкой критики в свободной стране Норвегии.

Моё личное мнение - в мире были, есть и будут антисемиты. Некоторые из них известные писатели и актёры. В любом случае у людей есть точка зрения и они за нее стоят. Но трусливый антисемит - это противно. Особенно, который прикрывается любовью к евреем. "Ich bin Jude", - пафосно кричал в телевизоре писатель Гордер на прошлой неделе. Ну да, какой же ты еврей. Даже и недели критики не выдержал. А мы вот уже третье тысячелетие.

CHICKEN LIVER TERRINE WITH ROSMARY

Мона Левин называет это блюдо горячим паштетом, другие считают что это chicken terrine. BBC Food поддерживает и Мону и terrine-lovers своим опеределением паштета «A rich paste made of liver, pork, game or other meats, cooked in a terrine or wrapped in pastry and cooked».

Teхнология, грубо пересказывая, такова – печень курицы вместе с различными ингреденциями прокручивается в фуд процессоре и выпекается в духовке, в большинстве своём на водяной бане, час-полтора. Зачитавшись книжкой Моны Левин и разморозив пакет куриной печени я решила украсить субботний ужин теплым паштетом, пардон, террином.

Нежный вкус куриной печени сочетается со многими компонентами, но сегодня, возбудившись свежим запахом свежекупленного куста розмарина, я решила соединить печень и розмарин, сочетание, в общем-то не cовсем обычное. Розмарин у меня всегда ассоциируется с бараниной, в Норвегии есть традиция есть баранью ногу на пасху и кусты благоухающего розмарина, навязчиво выставленные в супермаркеде в апреле, всегда напоминают о баранине, лучшем друге розмарина. Прежде чем изменить баранине, я убедилась, что в своём стремлении связать розмарин с куриной печенью я не одна.



Collapse )