Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

ТИК-ТАК В ПАРИЖЕ

У каждого человека есть мечта. Моя подруга Марит мечтает о самопекущихся бельгийских вафлях, Линда мечтает о том, чтобы ей дали выспаться по утрам, Макита мечтает о швейцарских часах. Одним мечтам не суждено сбыться – вафли не могут самопечься и по утрам надо вставать, чтобы успеть в школу. Другие мечты вполне себе реалистичны – Макита изучил список магазинов и цен и потолкавшись в коридоре, мы собрали чемодан и отправились в Париж за часами.

Воспользовавшись маленькой и удаленькой авиакомпанией Norwegian, мы приземлились в тёмном Париже в пятницу вечером. Парижское метро не подвело, Макита тащил чемодан, я читала карту, желтые кленовые листья мягко шебуршали под ногами («У них что! Дворников нет!», - ворчал Макита с чемоданом), бульвар Сант Мишель мигал огоньками. Гостиница совместными усилиями, несмотря на запутанное карточтение, нашлась и пятницу вечером мы пили вино в кафе у собора Нотре Дам. Дабы усилить момент, я даже разослала смс Линде и прочим родственникам и друзьям, чтобы знали – что мы - в Париже - пьём вино - перед собором Нотр Дам. Когда вино было выпито, я решилась на подвиг. «Давай дойдем до Эйфелевой башни!», - предложила я Маките, - «По берегу Сены». Макиту долго упрашивать не пришлось и мы, держась за руки и довольно хихикая, побрели к Эйфелевой башне. От собора Нотре Дам. По пути нам встречались тёмные полицейские, дамы, и не только дамы, с собачками, и маленькие толпы японских туристов. Эйфелевая башня казалась рядом, но до неё было идти и идти. «Ноги болят», - начала я жаловаться на приступе к Эйфелевой башке. «Но еще немножко, мы уже почти», - уговаривал Макита. «Очень ноги болят», - хныкала я. Оказавшись под Эйфелевой башней, мы зажмурились от яркого света и с удивлением рассматривали многочисленное мусульманское собрание – под железными ногами Эйфелевой башни прыгали, бегали и смеялись черные женщины в хиджабах и бородатые арабские мужчины. Также было много крикливых детей. «У них наверное праздник какой-то», - предложила я. Макита согласился, что только в праздник, и особенно в ночь с пятницы до субботы, можно прыгать от радости под Эйфелевой башней и мы потопали дальше в поисках такси, ибо идти назад в гостиницу я отказалась по причине подгибания ног.

В субботу утром мы радостно проснулись и проглотив по кафе крем и кроссанту в ближайшей булочной, побежали на руе де Рояаль. Было субботнее утро и величественный стройный бежевый кружевной Париж просыпался. Под зонтиком быстро шагала маленькая старушка с огромным букетом роз, бежал через улицу внушительный мужчина в синем плаще с багетом в руке, капризничала маленькая противная девочка в белой шапке, нервничала её мама в норковой шубе. Магазин, куда мы спешили, сверкал витринами на две улицы. Мы нерешительно потолкались и начали цивилизованно препираться на тему пойдем ли мы сейчас и купим бутылку воды или сначала мы купим часы, а потом уже воды. Часы победили и мы толкнули дверь. «Не открывается», - изумилась я. «Надо позвонить», - догадался Макита. Ткнув в кнопку, мы начали усиленно улыбаться веснусшатой и толстенькой продавщице, которая отвела нас в глубь магазина и усадила за бархатный стол на бархатные стулья. «Странный какой магазин», - зашептала я Маките, - «Прилавков нет. Одни столы и стулья». «Веди себя прилично!», - яростно зашептал Макита обратно. Продавщица вежливо выкладывала интересующие Макиту часы на бархатный поднос. «Может быть вы хотите пить?», - еще шире заулыбалась продавщица. «Да!», - дружно признались мы, а я с сомнением зашептала Маките, что продавщица наверное слышала наше препинание перед магазином. «Она просто вежливая», - отмахнулся Макита. И начал мерить часы, медлительно изврдя продавщицу вопросами по производству механических часов в Швейцарии. Продавщица стойко отбрыкивалась и всё так же улыбалась. «Милая какая продавщица», - дёргала я Макиту за рукав. «Не мешай!». – отмахивался фанат механических часов, принимая мучительно решение КАКИЕ часы купить. Прошло некоторое время, в бархатном салоне магазина мурлыкала тишина, Макита перебирал часы, продавщица сверкала веснушками. «Вот эти беру!», - гордо выставил запястье с черным циферблатом Макита. «Какой прекрасный выбор!», - обрадовалась продавщица. «Наконец-то!». – вздохнула я. «Сейчас мы заполним все бумаги», - начала вытаскивать какие-то коробочки продавщица и обведя нас внимательным взглядом, предложила по бокалу шампанского. «О да-да!»,- закивали мы. Прихлебывая шампанское, мы с интересом наблюдали, как продавщица, облачившись в белую перчатку, отлакировывала коробочку с часами, как волшебные стрелки затикали на циферблате. «И это, насчет такс фри», - напомнил Макита. «Момент-момент!», - взмахнула бумажками продавщица. Протянув нам коробочку, конвертик и сумочку, продавщица всё еще не отпускала нас на свободу и настойчиво предлагала торт. «Вот это сервис!», - восхищалась я с набитым ртом. Макита соглашался, но напоминал, что мы наверное купили самые дешевые часы в магазине. «Для них все покупатели равны!», - чавкала я, - «Вот она, европейская демократия!»

На свободе, то бишь, на мокрой бежевой улице, мы раскрыли зонтик и пошли искать место, чтобы обмыть часы. «Надо время засечь», - вскинул руку Макита. Циферблат чернел на его руке. Красивое место мы нашли в Латинском квартале, где мы потом долго сидели, гуляли и ворковали.

Замечательная суббота вышла. И в воскресенье так не хотелось домой.

Французские впечатления

Итак, мы вернулись в Осло из Франции. Нет-нет, это был отнюдь не первый раз во Франции. Несколько раз я уже приземлялась в аэропорту де Голля и толкалась на людных парижских улицах, раза три я уже носилась, сломя голову, по различным конференциям в гламурной Ницце, но то была Франция другая – Франция суетливая, Франция блестящая. Collapse )

ДОРОГИЕ БОТИНКИ

Телефон противно запищал. «Опять!», - поморщился Юрген, он ещё не встал, шторы были задёрнуты, в комнате было тепло и темно – телефон пищал, звонила Раня, задыхающимся голосом она пропела что в приёмной нежданно объявилось большое начальство. «Ботинки очень дорогие», - подвела она итог боевой тревоге. Этому её научил Юрген «Всег-да», - назидательным голосом учил он своих подчиненных, - «Смотреть на ботинки! Хороший костюм может купить и дурак. Хорошие ботинки - человек в положении!»

Уже в машине, проехав серый бетонный туннель, Юрген смотрел вдаль парому уходящему в Копенгаген и мысленно автоматически-вежливо начинал деловую встречу «Good morning, gentlemen!». Пыхтящий трайлер-чудовище тащился рядом, Юрген давил на газ, трайлер был длинный и он всё никак не мог его обогнать. Хотелось развернуться и поехать назад, домой, в тёплую тишину. Трайлер наконец оказался покади, паром пропал в тумане, за поворотом блестел огромный стеклянный дом с синей вывеской ИБМ, покрытые снегом пушистые ёлочки окружали прозрачный дворец, казалось, это была сказка. Юрген хлопнул дверцой машины, дверцы сказочного дворца раскрылись, он быстро шагнул внутрь, дверцы бесшумно захлопнулись.

День начинался. Ботинки были дорогие.

(no subject)

Ну вот, он пришел. Я так ждала. Первый. Пушистый. Мокрый. Ласковый. Жданный.
Снег. Боялась что придёт днем когда светло и скучно. Пришёл вечером, я сидела в здании суда, толстая и деревенская судья ахнула глядя в окно «Снег пошёл!» – потом на улице светили фонари, били колокола Домского собора, пели снежинки. Стояла на перекрёстке и хотела остановить момент. Момент кружился и мокро приземлялся на моё лицо.

моя хорошая подруга Хайди отравилась креветками...

Хайди - мужественная агрессивная норвежская женщина, пухленькая блондинка, один из лучших работников нашего IBM и страстный верователь в мистические силы (однажды на общем собрании IBM она мне прошептала в ухо что к ней ОБРАТИЛИСЬ). Муж Хайди, Хетил, следователь по особо важным делам в главном управлении полиции. Оружия у него дома конечно нету но есть такие специяльные большие ножницы которыми можно разрезать большие железные замки. Такие ножницы на вес золота - я тут потеряла ключи от чуланчика на чердаке - обратилась к Хайди за помощью - Хетил заехал хоть и на своей машине, но с полицейским голубым огоньком - живу я на четвертом последнем этаже, дом старый, лестница длинная - пыхтение толстенького Хетиля в полицейской форме с ножницами в руках произвело впечатление на жильцов нашего подьезда.

Хетил не очень практичный человек, коридор перед дверью чуланчика тесный, ножницы большие, он не знал как развернуться, пыхтел, сопел, позвонил Хайди (он ей всегда звонит если не знает что делать!), снова пыхтел, наконец дал ножницы мне - я тощая и верткая и сама справлюсь. Совместное пыхтение привлекло внимание Тома, он грозно пришел на чердак со стремянкой (типа случайно пришел поставить обратно после покраски подьезда), бормоча под нос что полиция это паразиты норвежского общества. Хетил завелся и резко ответил что когда на Тома нападут он его, Тома, защищать не будет. Том ему назад "С твоими скоростями как ты кого-то можешь защитить - тебя надо защищать!" Началась перебранка, Хетил пытается вырвать ножницы, Том надвигается на нас со стремянкой, в панике звоню Хайди, она на соседней улице, прибегает в подьезд, взлетает на чердак, разрезает замок, грозным взглядом закрывает перебранку.
Мы все (но без Анархиста) идем ко мне домой и пьем белое вино заедая размороженными креветками.

Сегодня получаю sms что креветки отравили Хайди... она в постели и мучается....