Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Молодая капуста с лососем

Приехала из отпуска, распаковала чемодан, слегла с простудой. Были в Австрии и Любляне. В Любляну ехали на поезде, сначала доехали на австрийском поезде до Виллаха - комфортабельные кресла, электронное табло, в Виллахе пересели на гордую электричку словенских железных дорог. Ностальгия и дижаву. Потертые сиденья, скрипящие двери, усатый кондуктор, народу толпа, лампочки не работают, вспомнились электрички в Суйду в летние каникулы. Аах было время. Любляна – прекрасная, маленькая, вылизанная в центре, пыльная, серая, хаотичная за центром, там, где туристов не ждут. Шлялись по городу, катались на кораблике по зеленой речке, поднимались в крепость, ходили по ресторанам и ресторанчикам. В антикварном магазине купили старинный немецкий будильник - ходит и звонит!, и значок Тито -= на память! Это была наша первая встреча с Югославией. Теперь очень хочется в Белград съездить.

Еще в июне молодую капусту с лососем делала. Вкусно было. Хвалили. Просили делать ещё.



Collapse )


Рыба с яблоками

У двоих коллег в нашем отделе родились дети-первенцы. Один из них, мачо-норвежец на мотоцикле в любую погоду, отпустил бороду и теперь ходит по офису, громко оповещая наш отдел, что осталось 17 лет, 11 месяцев и 14 дней до того, как ребёнок станет взрослым, освободит комнату и уйдёт в самостоятельную жизнь. Это он, конечно, так шутит, на самом деле он очень гордится своим первенцом и всем показывает фотографии родов и колясок. Другой коллега – женственный чернобровый индус шумно звонит домой, спрашивает у своей красавицы жены-индуски сколько у неё молока, выспалась ли она и что купить по дороге домой. Он приходит на работу невыспанный и радостно делится новоприобретёнными хитростями - чтобы младенец уснул, его надо 100 раз поцеловать и 1000 раз укачать. Наши новоиспеченные папы живут по соседству, на эти выходные решили дать мамам отдохнуть и договорились пойти гулять с детьми вместе. «Надеюсь Улаф придет без мотоцикла...», - поделился со мной своими сомнениями индус. «Рассчитываю что обойдёмся без сисуканий!», - кивнул на индуса Улаф. Они такие сладкие, наши коллеги-мальчики....

Весь день сидела и раздумывала чтобы такое сделать с 15тью килограммов яблок, с которыми поделилась наша соседка. На ужин сделала рыбу – прекрасную белую нежирную тресковую brosme – c яблоками, плюс чуть-чуть карри. Получилось божественно вкусно. Хвалили-захваливали. Упрашивали делать ещё.



Collapse )

Мрачно жалуюсь

Два дня провела в славном городе-герое Конгсберг. Обязаловка-совещание. Весь отдел загнали в гостиницу Квалити Хотел. В гостинице узкие-узкие односпальные кровати и бесплатный wifi. Кормили ужасно - блюда ломились от лосося разных копчений, овощей же не было, никаких. Курица была пересушеная и холодная. Несчастная котлета плавала в коричневом сопливом соусе. Когда я начала жаловаться на плохое питание, начальник начал возмущаться, что я ему опять настроение хочу испортить и предлагал бесплатные талоны на выпивку. Талоны не взяла, но надулась надолго.

Вечером в понедельник нам типа решили праздник устроить. Засунули в автобус и повезли на рудники внутри скалы. В Конгсберге с 17го века в скале добывали серебро. Слышится интересно, а привезли на гору и заставили засунуть в уши две оранжевых беруши. Зачем, говорю. Мы вас сейчас по тунелю в скалу повезем вот на этом поезде. А это не поезд - это зеленые низкие теплушки с проволочными дверьми. Вот туда влезайте, говорят. Коллега Хайди тут же отреагировали - на таком поезде в Освенцим возят. Я тоже не могла смолчать. Я как еврейка, говорю, в этот поезд сесть не могу - у меня ассоциации. Начальник аж зашипел - несейчас же прекрати антисемитизмом заниматься, мне говорит. И запихнул меня в эту теплушку. А там уже Оле Андреас ноги подгибал, он под два метра высотой и сгибался он там долго. Сижу между Петером, Оле Андреасом и Свайном. Нам говорят - пальцы из двери не высовывайте, может оторвать. А прямо передо мной проволочная дверь - вот нас и повезли, обещали 14 минут везти, грохот, трясёт, и дверь передо мной внезапно открывается, а там что-то черное. Петер мне начал пальцами в глаза тыкать, это потом он объяснил, что он хотел сказать, что 2 минуты осталось. Короче, приехали.

Внутри скалы шахта. Из шахты много коридоров. Стены неровные, прорубленные в скале. Я потрогала, очень пыльные. Нас встречали - высокий шахтёр в оранжевом костюме и в каске. И нас каски одеть заставили. Причем каски тоже пыльные были. Я, говорю, пыльную каску на мою свежевымотую головую не одену. Тогда мы тебя на экскурсию по шахте не возьмём, начал угрожать шахтёр. Ну и очень надо, я тут подожду, очень даже мирно предложила я. Одень каску, зашипел начальник, такие деньги проплачены. Делать было нечего, каску одела. Демонстративно поплелась за всеми. И специально медленно, чтобы они останавливались и меня ждали. На одном перекрестке тунеллей им ждать надоело и ко мне приставили белобрысого датчанина Йорна. Дали ему задание за мной следить и никуда не отпускать. Шахтёр коллегам лифт показывал - как в старые времена шахтеров на открытом лифте в шахту возили. И тогда электричества не было, а были парафиновые лампы. Вот этот шахтер-экскурсовод стоит и руками машит, а Йорн и я как раз перед щитом с двумя кнопками стоим. А что будет, если нажать на эту кнопку? задумчиво спрашиваю я Йорна. Лучше не надо, морщится Йорн. Но глаза у него загорелись - программист. Неужели у них такая плохая безопасность, что важные кнопки всем доступны? вздыхаю я. Короче, Йорн на кнопку нажал. Свет в шахте вырубился. Громче всех орала я. Хорошо, у шахтера фонарик был.

После того, как свет включили и нас всех пересчитали, нас отвели в зал-столовую. Там настойчиво предлагали пиво и акевитт. Я хочу вино, потребовала я. Шахтер-официант растерялся и начал объяснять, что интерьер и меню в шахтерском духе. Но я вино хочу, требовала я. Я - не шахтёр. Я вино хочу. Пришлось ждать сорок минут. Принесли тёплый рислинг. А потом шведский стол открыли - были всякие копчености и салаты. Всё холодное. Два часа мы ели, пили и общались, а потом нас снова в поезд засунули. И снова в хотел повезли. А в хотеле начальник шумно суетился, что за алкоголь проплачено было в шахте и что в гостиничном баре нам самим надо платить.

Так и мучаемся работаем. Во вторник все на совещании спали. Катрина аж храпела. Начальник морщился, но про план вещал. Вы думаете, я шучу? Я - совершенно серьёзно.

UPD Кто бы мог подумать, что такой незначительный пост привлечет так много внимания совершенно незнакомых мне людей. В связи с многолетним опытом в software industry, а особенно в техподдержке, реагировать серьёзно на "оскорбления" не могу.

(no subject)

Приехала вчера из Стокгольма. В Стокгольме шел дождь, дождь, дождь. Я семенила под зонтиком по бульвару, названному гатан, и думала про Литейный проспект. На выпуклых крышах подмигивал Карлсон и скучный блондин вяло смотрел в окно. В крупном здании банка не было лестниц, но шли эскалаторы, ну прямо как в метро....


А в Осло всё также мокрый и скучный дождь. Дождь, дождь, дождь...

(no subject)

Муж сверлит на кухне. Под окном протарахтел трамвай. Солнце греет кактус на окне.

На автобусной остановке

Моросил серый дождь и шарф становился мокрым. Мелкая старушка откуда-то сбоку больно толкнула зонтиком. В сумке звонил телефон, но брать его не хотелось - надо было раскрыть молнию и мокрыми пальцами нащупать в мягкой сумке телефон. "У Вас звонит телефон", - серьёзно обратился бородатый мужчина. Пришлось виновато кивнуть. Телефон запипикал. Кто-то посылал смс. Бородач укорительно качал головой. Автобус медленно подъехал и гулко раскрыл двери. Бородач поднялся в автобус. Старушка долго закрывала зонтик и мельтешила у автобусной двери. Улыбающийся пакистанец с мокрым букетом роз заскочил в последний момент. Автобус уехал. Моросил дождь.

(no subject)

Сидя в гулком мраморном холле и ожидая клиента невольно подслушала
разговор между двумя женщинами.

Одна, полненькая, ненакрашенная и бежевато-аккуратненько одетая, сидела на кожаном диване, заложа ногу на ногу и крепко держа в руке мобильный телефон.
Другая, с густо накрашенными глазами, с неровно покрашенными вишнево-рыжими волосами и с яркой потёртой сумкой на коленях, напряженно соглашалась с собеседницей.

"А Вы не стесняетесь убирать в присутствии других?", - дружелюбно-тихо интересовалась бежевая дама.
"Нет!", - низким голосом гавкала собеседница с сумкой.
"Вот у нас в оффисах всегда сидят люди. У них могут быть ценные вещи на столах и в столах."
"Понятно!"
"Никаких опозданий. Никаких отпросов. У нас достаточно тяжелый график."
"Понятно!"
"Вы подумайте, пожалуйста, подходит ли Вам это. Зарплата сами знаете какая..."
"Мне подходит!"
"Ну тогда выходите в понедельник", - встала бежевая дама и улыбнувшись, проследила как собеседница сначала исчезла за прозрачными дверьми, а потом и вовсе пропала из виду за громоздким троллейбусом.

"Маруся", - позвонила дама, - "Ну провела я собеседование. Ну придет она на работу. Ну что я могу сказать. Пьющую женщину видно издалека."

Комары под звон ратушных часов

Помнится в Питере комары заедали. Вредные они были, быстро делали больно и потом нудно чесалось.

А в Осло комаров нет. Можно открыть окно нараспашку, можно слышать птиц, трамваи, звон ратушных часов, а комаров не будет. В окне будут стоять 3 разросшихся цветка с копной зеленых листьев в терракотовых горшках. Их надо будет поливать, бледная земля будет чернеть и набухать, запахнет дождём и захочется отмахнуться лейкой от бесшумных комаров. Но комаров нету, а из лейки прольётся вода на подоконник. Крупные капли закапают вниз и седая соседка внизу будет шумно вздыхать "Надо же. Внезапно стало мокро."

Трамвай резко звякнул. Светофор моргал жёлтым. Его некому чинить, все ушли в отпуск.

(no subject)

Сережа Шапкин получил очередную месячную стипендию в строгом норвежском банке и потопал покупать месячную проездную карточку. Темноволосый Рахмаждин грустно протянул розовощекому Сереже желтую карточку и тусклую квитанцию в обмен на 600 крон. «Так», - по-норвежски поблагодарил Сережа, сунул квитанцию в бумажник, а карточку в карман и поплелся в шумное метро Осло. В метро Сережа долго искал карточку в маленьком кармане пока до него не дошло что карточка потерялась или была коварно украдена. Перед окошком Рахмаждина Сережа махал квитанцией и просил выдать повторную карточку. Рахмаждин слушал Сережу, ласково кивал головой и на ломаном норвежском говорил «Если есть квитанция, имеете право!» Сережа получил повторную карточку и бережно положил квитанцию и карточку в бумажник. По дороге в метро Сережа позвонил разводящейся и стесненной в средствах Даше «Слышь, Даш, оказывается можно придти с квитанцией, сказать что потерял проездную карточку и потребовать повторную!».

На следующий день полнотелая Даша закутанная в ядовитый зеленый шарф протянула Сережину квитанцию Рахмаждину. «Я потеряла карточку!», - закатила она глаза. «Если есть квитанция, имеете право на повторную», - протянул Рахмаждин Даше желтую карточку.
Махая карточкой и прижимая трубку к уху, Даша запыхтела в телефон «Лёль, а, Лёль, можно проездной купить на Сережкину квитанцию!».

На следующий день сексапильная синеглазая Леля махала квитанция перед Рахмаждином.
Получив карточку, Лела позвонила сожителю Саше.

На следующий день вертлявый Саша заискивающе улыбался Рахмаждином ожидая желтый проездной. «Дали! Теперь твоя очередь!», - позвонил он давней подружке Наташе.

В пятницу вечером Рахмаждин сидел на диване и ласково улыбался черноглазой жене. «Всю неделю ко мне приходили русские», - ворчал он под мурлыкающий телевизор, - «Головы у них нет. Каждый день приходит русский и говорит что потерял карточку. А квитанцию они хранят!! Что за люди!!! Карточку надо хранить!! Не квитанцию!!! Карточку!!!»

(no subject)

Шумный трамвай громко остановился. Андреас негромно но злобно выругался и схватился за руль. Сожительница Кари молча смотрела вперед. Адреас затряс бородкой и выплеснул что-то злое на Кари. В зеркале над ним отражались его бородка и впалые щеки. Ранди сидела в машине сзади и подглядывала в зеркальце. «Хорошо быть одной!», - нажала она на газ, - «Не надо терпеть таких идиотов по утрам!» В машине впереди Кари глубоко вздохнула и посмотрела далеко вперед. «Хорошо быть одной», - покачала она головой в такт трясущемуся Андреасу. «Или нет? Не хорошо?», - задумалась она.